Содержание

Статья 179 Гражданского Кодекса РФ с комментариями, консультации по ст. 179 ГК РФ.

1. Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

2. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане.

Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Предлагаем ознакомиться: Кто рассчитывает неустойку по алиментам?

Определение кабальной сделки по Гражданскому кодексу РФ

Определение кабальной сделки содержится в п. 3 ст. 179 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). Что же такое кабальная сделка по Гражданскому кодексу?

Кабальная сделка — это сделка, которую лицо было вынуждено совершить на крайне невыгодных для себя условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона по сделке воспользовалась такими обстоятельствами.

1. Стечение тяжелых обстоятельств, при которых сделка была заключена.

Следует обратить внимание на два момента.

Во-первых, характер обстоятельств. Законодательство не регламентирует, что может быть включено в понятие тяжелых обстоятельств, и суд решает это в каждом конкретном случае. Но полагаем, к таким обстоятельствам можно отнести, например, проблемы со здоровьем, возникшие у потерпевшего или его родственников.

Во-вторых, характер возникновения таких обстоятельств — неожиданность их появления, при том что потерпевшее лицо не могло их предвидеть либо каким-то образом предотвратить. Такой вывод отражен в определении Верховного суда РФ от 16.11.2016 № 305-ЭС16-9313.

Признаки и примеры кабальной сделки

2. Условия, на которых заключается кабальная сделка, крайне невыгодны для стороны, т. е. совершенно не отвечают интересам потерпевшего лица и значительно отличаются от условий подобных сделок.

Аналогичная позиция отражена в информационном письме Президиума ВАС РФ «Обзор практики применения…» от 10.12.2013 № 162, в котором указано, что чрезмерное повышение цены договора относительно иных договоров такого вида может подтверждать заключение кабальной сделки.

3. Другая сторона сделки была осведомлена о тяжелых обстоятельствах потерпевшего лица, но все же заключила сделку, воспользовавшись таким положением.

Вывод! Для признания сделки кабальной необходимо наличие трех названных выше условий одновременно.

Судебная практика о признании сделки мнимой и притворной

Само название “мнимая сделка” говорит о какой-либо не существующей договоренности. Подобного рода договор подразумевает в себе только формальное заключение, а иными словами подписана она на бумаге, но по факту стороны не выполняют своих обязательств. Данные соглашения необходимы многим для того, чтобы достичь противоправный результат.

  • участники;
  • желания участников;
  • суть самого соглашения;
  • форма исполнения обязательств по ней.

Если какой-либо критерий из вышеперечисленных не соблюдается в данном соглашении, то оно является недействительным.

  • В первом случае — данный вид уговора подразумевает совершения только вида действий и отсутствие намерений выполнять свои описанные обязательства.
  • Во втором случае — такой вид сделок совершается для того, чтобы прикрыть ранее заключенные на иных условиях.

В обоих ситуациях и мнимая и притворная сделки являются ничтожными, в силу несоблюдения условий которые в них описаны.

Мнимое соглашение и притворное не имеют юридической силы, соответственно и не имеют срока исковой давности. Те договора, которые совершаются по всем юридическим правилам имеют срок давности.

В основном данный срок указывается при подписании сторонами подобного рода документов. Или же оговаривается специальная дата при оформлении. Обычно такие бумаги действуют до исполнения своих обязанностей сторонами.

Такие уговоры просто распознать, но затруднительным является их доказательство. Именно поэтому к их пользованию и применению приступают многие владельцы какого-либо имущества или недобросовестные предприниматели.

Вторая сторона этого договора должна быть начеку, т. В следствии доказать основания неправомерного уговора весьма сложно, но возможно с юридической помощью.

  • Стороны, которые ее заключают, должны в строгости соблюдать все ее аспекты на законодательном уровне и на уровне государственной регистрации. Чтобы сделать подобный уговор более близким к нормам, стороны оформляют их на бумаге, хотя о некоторых нюансах можно было договориться и устно;
  • У обоих сторон должно быть желание заключения именно мнимого соглашения, которое не несет за собой реальных норм и правил его соблюдения;
  • После составления и подписания такого уговора стороны либо вообще не соблюдают свои обязательства по нему, либо соблюдают частично.

Зачастую в таких случаях одна из сторон не имеет желания соблюдать правовые нормы, что и приводит к составлению и заключению таких сделок.

В жизни мнимые соглашения осуществляются не только по обоюдному согласию сторон, но и для обмана добропорядочных граждан. Например, договор дарения жилого имущества. Как показывает судебная практика, за последнее десятилетие участились подобные случаи.

Не соответствие правовым нормам в таких договорах, в основном, является обман получателя имущества. Некорректно составленное дарение, которое подразумевает в себе не полный переход имущества в руки получателя, а с некими нюансами. Нюансы могут быть такого рода, как пожизненная обязанность проживать в этой квартире, ухаживать за кем-либо и так далее.

Самой распространенной причиной мешенничества может быть малая доля грамотности в правовом деле у населения, а также желания сэкономить денежные средства на юридической поддержке. Вот поэтому недобросовестные предприниматели используют такие договоры.

Судебная практика позволяет нам увидеть частые случаи, когда стороны мнимого соглашения не описывают и не обговаривают существенные условия, а лишь опираются на какие-либо свои знания в определенной области, которых порой бывает слишком мало.

  • свое Ф.И.О. и ответчика, указать цену иску;
  • описать суть уговора, которая по вашему мнению является не действительной;
  • на какую статью ГК РФ вы ссылаетесь;
  • описать документы, которые впоследствии будут приложены к самому заявлению;
  • в самом низу дата и подпись.

Большая часть мошеннических операций с такими договорами приходятся на куплю-продажу недвижимости.

  • если она совершается лицом, который не имеет на это права;
  • если она совершается лицом, который является недееспособным;
  • в случаях, если заключения такого уговора совершается под давлением третьих лиц;
  • в случаях заключения договора, но при влиянии тяжелых жизненных обстоятельств, которой пользуется вторая сторона;
  • заключение сделки на общее имущество, но без согласия супруга;
  • описанные соглашения, аспекты которого, противоречат законодательству.

Чтоб доказать, что заключение по купле-продаже является мнимым, необходимо обратиться за помощью к юристам. Т.к. такое доказательство является весьма сложным процессом. И не под силу гражданам без специального юридического образования.

  • Настоящая — та, что требует заключения, но сама по себе не может иметь место между данными сторонами в данное время при определенных условиях;
  • Фальшивая — та, за которой скрывается настоящая. Она не должна вызывать подозрений у третьих лиц и вполне логично вписываться в правоотношения субъектов в конкретный период.

Проведем черту между мнимой и притворной сделками: при притворной — вступление в правовые отношения происходит на самом деле, но не в отношения, предусмотренных соглашением. Когда же имеется мнимая сдельность, между сторонами правоотношения не возникают, все отражается только на бумаге.

Никто не желает сталкиваться с институтом недействительности и вытекающими отсюда последствиями. Но часто стороны сознательно создают искусственное соглашение, рассчитывая на определенные последствия. Речь идет о притворных уговорах, последствием которых является маскировка других. Для чего же стороны это делают? Ответ очевиден — неудержимое желание обогатиться незаконным, простым путем.

Притворным признается уговор совершенный с целью маскировки реального. Опишем ситуацию совершения такового соглашения на примере дарения.

Наследодатель-муж передает на якобы безвозмездной основе имущество своей жене в виде договора дарения, чем прикрывает настоящую ситуацию с куплей-продажей того же имущества. Причина — супруга хочет стать единственной владелицей передаваемого имущества, что при купле-продаже невозможно.

Предъявить иск с требованием применить последствия притворного уговора и установить его как недействительный можно в течение трех лет. И такая возможность возникает у истца со дня, когда началось его исполнение либо с момента ознакомления лица с данным фактом. В любом случае максимальный срок исковой давности — десять лет.

Попытаемся погрузиться в огромный правовой пласт под названием признание сделки недействительной.

Для сторон любого обязательства важно, чтобы оно имело правовые последствия, причем те, которые они ожидают и которые им выгодны. Соответственно, перед тем, как ставить подпись, контрагент должен убедиться во всех нюансах договора, особенно обратить внимание на «двухслойность» уговора, т.

  • Она не соответствует НПА, и суд ее оспоримость не подтвердил;
  • Она нарушает нравственные каноны и общественный порядок;
  • Она мнима или притворна. Притворная — ничтожна или оспорима любым гражданином, пострадавшим от ее совершения;
  • Она является результатом выражения воли лица младше 14 лет.
  • Мнимая — помогает недобропорядочным гражданам избежать ответственности, проявляется это в следующем: признание злоумышленником безвыходности ситуации с привлечением его к наказанию, преодолеваемую лишь незаконным путем, т. е. с помощью мнимого уговора. Лицо юридически оформляет, например, договор дарения, в действительности, не желая наступления правовых последствий передачи своих прав другому, тем самым нацелен на иной результат. Желание дарителя не совпадает с его действиями — порок воли — признание уговора недействительным;
  • Мнимая сд.- страховка для договаривающихся сторон. Субъект заключает договор дарения не потому, что он хочет передать свое имущество какому-то лицу, а для того, чтобы обезопасить себя от пагубных действий от этого лица. Некое подобие страхования жизни.

К сожалению, люди, совершающие притворные соглашения, не осознают, что совершают правонарушение. По их мнению, ничего наказуемого нет, если в договоре они отразят одну идею, а в жизни сделают все как им удобнее. И неважно, что указанные действия не совпадают.

Уровень правового сознания российских граждан обуславливает проблемы в договорной сфере. Притворная сд-ка как и мнимая ничтожна, таким образом, доказывать ее недействительность нет необходимости. Она становится таковой с момента заключения.

Притворная сделка судебная практика по гражданским делам свидетельствует об их большем распространении. Обоснование — это вопрос безопасности сторон, так как собрать доказательства мнимости сложнее в разы нежели притворности.

ГК РФ призван обеспечивать соблюдение принципа добросовестности сторон, который нарушается при создании фальшивого соглашения. Цель закона страны — гражданский правопорядок, будет достигнут при усовершенствовании судебной практики в области выявления описываемых проблем и применении законодательства без искажений применителями.

Процедура, которая обнуляет все юридические последствия, кроме тех, что влекут его недействительность. Иными словами, стороны, заключившие такой договор дарения, могут отказаться от исполнения дарения, так как обязанности дарителя и права собственности одаряемого на подарок возникнуть не могут.

Судебная практика по спорам о признании кабальной сделки недействительной

Для признания кабальной сделки недействительной необходимо наличие одновременно всех ее признаков, которые были рассмотрены выше. Обязанность доказать наличие кабальных условий ложится на истца. При этом необходимо доказать наличие причинно-следственной связи между стечением тяжелых обстоятельств истца и заключением им сделки на невыгодных условиях, что достаточно сложно.

Риски! Отсутствие одного из признаков кабальной сделки влечет отказ в удовлетворении исковых требований.

Ввиду этого судебная практика по гражданским делам о признании кабальной сделки недействительной складывается не в пользу истцов. Большую часть среди такой категории дел представляют дела, связанные с заключением договора займа.

Рассмотрим некоторые примеры:

  • Апелляционным определением Пензенского областного суда от 13.12.2016 по делу № 33-4474/2016 истцу было отказано в удовлетворении требования о расторжении договора займа на основании того, что не имеется доказательств вынужденного согласия истца с условиями договора о размере процентов и штрафных санкций.
  • Аналогичный вывод содержится в апелляционном определении Свердловского областного суда от 20.12.2016 по делу № 33-23139/2016. Истец просил признать сделку недействительной на основании того, что условие о процентах по договору займа в размере 168,4% является кабальным. Суд отказал на основании того, что отсутствует совокупность признаков кабальной сделки.

В качестве примера судебного акта, которым сделка была признана недействительной, можно привести апелляционное определение Московского городского суда от 20.08.2018 по делу № 33-28890, которым договор займа был признан заключенным на кабальных условиях.

Признаки и примеры кабальной сделки

Таким образом, кабальная сделка является оспоримой сделкой, признать недействительность которой можно только по заявлению заинтересованного лица. Истцу необходимо доказать наличие совокупности признаков кабальной сделки и взаимосвязь между ними.

Пояснения ВАС

В проекте, опубликованном в 2013 году, поясняют критерии, по которым определяется кабальная сделка. Судебная практика не считает обязательным одновременное присутствие невыгодности заключения договора и соглашения на основе насилия и обмана. В данном случае достаточно существенной разницы между ценой, по которой куплено имущество, и его рыночной стоимостью.

Предлагаем ознакомиться  Что делать, если задерживают выплаты по страховому возмещению: куда обращаться

1. ПОНЯТИЕ КАБАЛЬНОЙ СДЕЛКИ 1.1. Понятие кабальной сделки в праве Германии

«Недействительной является, в частности, сделка, по которой одно лицо, пользуясь стесненным положением, неопытностью, легкомыслием или слабоволием другого, в обмен на какое-либо предоставление со своей стороны заставляет его пообещать либо предоставить себе или третьему лицу имущественные выгоды, явно несоразмерные указанному предоставлению» {amp}lt;2{amp}gt;.

Абзац 1 этой нормы говорит об общем составе сделки, противоречащей добрым нравам {amp}lt;1{amp}gt;.

Параграф 138 ГГУ — это не первая попытка борьбы с кабалой в Германии: в 1880 г. в Германской империи был принят Закон о ростовщичестве (Wuchergesetz), который впервые ввел единое на всей территории Империи материальное понятие ростовщичества. До этого с кабалой боролись точечно в регионах, преимущественно уголовно-правовыми средствами {amp}lt;1{amp}gt;.

Появились критерии «явного несоответствия» и «корыстного использования стесненного положения, неопытности или легкомыслия» {amp}lt;2{amp}gt;. Статья 1 Закона предусматривала уголовно-правовые, а ст. 3 — гражданско-правовые (ничтожность) последствия кабальной сделки. Борьба с кабальными сделками была возложена на судей, а сам Закон появился под политическим давлением {amp}lt;3{amp}gt;

, поскольку был призван бороться с последствиями кризиса 1873 г., увенчавшего время «свободы процентов» {amp}lt;4{amp}gt;. В 1893 г. Закон был изменен: разделялось ростовщичество, относящееся к вещам (Sachwucher), и кредитное ростовщичество (Kreditwucher); первое влекло уголовную ответственность, если осуществлялось в виде промысла, относительно гражданско-правовых последствий Закон четких указаний не давал {amp}lt;5{amp}gt;.

«Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего».

Отдельный пункт, посвященный кабальным сделкам, появился в ГК РФ впервые в результате реформы 2013 г. В предыдущей редакции состав кабальной сделки находился в п. 1 ст. 179 ГК РФ, последствием совершения такой сделки была односторонняя реституция. В старую редакцию состав кабальной сделки почти в неизменном виде перекочевал из п. 1 ст. 58 ГК РСФСР 1964 г. {amp}lt;1{amp}gt;.

С кабальными сделками путем запретов в России боролись давно и, как утверждается в литературе, безуспешно {amp}lt;1{amp}gt;. В основном борьба велась против высоких процентов (кабальных займов), что, впрочем, характерно для законодательного развития, предшествовавшего европейским кодификациям конца XIX — начала XX в. {amp}lt;2{amp}gt;.

Так, в 1893 г. был принят Закон о преследовании ростовщических действий, целью которого было реформировать неэффективный порядок пресечения кабальных сделок {amp}lt;1{amp}gt;. До его принятия гражданский закон («узаконения») устанавливал максимальный размер процентов, за пределами которого процент считался кабальным, а уголовный закон — наказание в виде штрафов, ареста и лишения свободы {amp}lt;2{amp}gt;.

Закон о преследовании ростовщических действий разделил городские (денежные) и сельские (вещей) займы, указав для каждого вида свои предпосылки признания сделки недействительной и условия привлечения к уголовной ответственности {amp}lt;3{amp}gt;. Заимодавец при этом не лишался права обратного получения действительно переданного по сделке {amp}lt;4{amp}gt;.

Вновь была установлена граница процентов, но ей придавался иной смысл: теперь процент, не превышающий ее, не считался ростовщическим, а превышающий — только в результате оценки всех обстоятельств сделки {amp}lt;5{amp}gt;. Существенный признак наказуемого ростовщичества видели прежде всего в вынужденности сделки для должника, в злоупотреблении его положением {amp}lt;6{amp}gt;.

«К обману приравниваются те случаи, когда кто-либо, злоупотребляя оказанным ему доверием или принадлежащею ему властью или пользуясь легкомыслием, слабостью воли, неопытностью, нуждою либо несчастием другого, заключит с ним явно невыгодный для него договор».

Понятие явной невыгодности было позаимствовано разработчиками из § 138 ГГУ {amp}lt;1{amp}gt;.

Однако уже в ГК РСФСР 1922 г. {amp}lt;1{amp}gt; признаки легкомыслия, слабости и неопытности исчезли из текста закона и с тех пор, включая действующий ГК РФ, отсутствуют в нем {amp}lt;2{amp}gt;.

Группа риска

Чаще всего возникает риск заключения подобных соглашений у людей, которые попали в сложное экономическое положение, даже больше, многие бы назвали его безвыходным. Чаще всего это люди нуждающиеся в срочном медицинском лечении. Часто на определенные жертвы идут родственники тяжелобольных. Причем далеко не всегда кабальный договор – это кредит. Иногда люди вынуждено продают свое имущества за заведомо низкую цену – в несколько раз ниже рыночной.

Признаки и примеры кабальной сделки

К такой же категории соглашений можно отнести сделки с компаниями-монополистами по предоставлению определенных услуг. В частности, если дело касается тарифов. Чаще всего оспаривается пеню за прострочку внесения платежа, если размер ее значительно выше, чем среднерыночный показатель, есть смысл подавать на такого монополиста в суд.

Последствия признания сделки недействительной

Аренда недвижимости – идеальный вариант, когда человеку или предприятию необходима площадь для развития бизнеса, размещения оборудования и так далее.

В случае возникновения проблемы с ежемесячной оплатой, арендодатель вправе подать исковое заявление, чтобы оплата была взыскана по суду. Арендатор зачастую подает встречное исковое заявление, в котором просит признать, что договор аренды недействителен.

  • Заключение договора с нарушением норм и правил существующего законодательства.
  • Подписание документа недееспособным гражданином или под влиянием угроз, обмана.
  • Если сделка была мнимой и с самого начала не предполагала правовых последствий.
  • Заключения договора на невыгодных условиях в безвыходной ситуации.
  • Нарушение договором публичного порядка.

Согласно законодательству РФ, для признания договора недействительным достаточно доказать, что на бумаге нет четкого описания условий аренды нежилой площади. В качестве основных условий стоит рассматривать стоимость аренды, сроки, методы расчета и так далее.

Чаще всего договор аренды недействителен в случаях, когда в его теле нет подробного описания предмета договора. К примеру, если в помещении сдается только какая-то его часть, то она обязательно должна быть графически обозначена. Делают это на общем плане комнаты, где указывают чернилами арендуемую площадь.

Это касается и офисных помещений, которые в общем плане здания не всегда нумеруются. Чтобы обозначить площадь аренды необходимо брать поэтажный план и на нем делать отметку.

Признаки и примеры кабальной сделки

Если из условий, прописанных в договоре, неясно, что именно является объектом аренды или непонятно расположение объекта, признать документ недействительным будет просто.

Каковы последствия

Если произошло признание договора аренды недействительным, то получить оплату за помещение арендатору будет практически невозможно. Изменить такой документ или расторгнуть его уже тоже нельзя, потому что он по факту он не считается заключенным. Но хуже всего то, что по признанному незаключенным договору нельзя взыскать штрафы, убытки и иные виды выплат.

По законодательству такой документ не может получить правовой статус «недействительный», потому что он применим только к совершенным сделкам. У участников бывших отношений не возникает двухсторонняя реституция, поэтому и вернуть все в первоначальное положения нельзя, но это не распространяется на возврат имущества хозяину.

Исковое заявление

Люди, не имеющие юридической практики, часто путают незаключенный договор с недействительным. Когда составляется иск о признании договора аренды незаключенным, нельзя опираться на условия, указанные в законодательстве для недействительных сделок. Основной акцент нужно делать не нечеткость понятий, отсутствие полного описания объекта, размытость формулировки по оплате и так далее.

Такое исковое заявление может подаваться само по себе или быть встречным. За подачу документа в суд взимается государственная пошлина, как за иск неимущественного характера. Если это встречное заявление и было признание договора аренды недействительным, то по первому иску суд может отказать в большинстве предъявленных позиций.

Судебная практика

Чтобы произошло признание судом договора аренды недействительным нужно в исковом заявлении опираться на несколько статей Гражданского кодекса, а именно 10, 153, 166-168,182 и 173 пункт первый.

В судебной практики часты случаи, когда недвижимое имущество компании передается в аренду без предварительного согласования со всеми акционерами предприятия.

В этом случае имущественная заинтересованность одного из собственников не может являться основанием для заключения договора аренды, но может стать причиной для признания его незаключенным. Арендная плата по таким сделкам невыгодна собственникам, но выгодна лицу, отдающему недвижимость в аренду своим знакомым или родственникам, поэтому иск о признании договора аренды незаключенным – возможность вернуть имущество другим собственникам.

В отношении обществ с ограниченной ответственностью обязательно опираться на ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», если сделка совершается в крупных размерах, то рассматривается Постановление Пленума ВАС РФ под номером 28 от 2014 года.

  • Взыскания в пользу клиента суммы государственной пошлины и других судебных издержек.
  • Применения последствий по возврату имущества собственнику.
  • Признания договора аренды недействительным.

Советы

При выборе объекта недвижимости для последующего съема его в аренду стоит помнить, что право сдавать здание имеет только собственник или лицо, уполномоченное вести его дела. Право на собственность у человека или юридического лица возникает только после регистрации недвижимости.

Как основное подтверждение права собственности выступает Свидетельство регистрации. Все эти основные положения прописаны в Гражданском кодексе, а именно в 219, 608 и 223 статьях.

К договору аренды желательно прилагать нотариально заверенную копию Свидетельства о регистрации, а сам документ лучше также зарегистрировать, чтобы признание договора аренды незаконным не состоялось в пользу арендатора.

Признаки и примеры кабальной сделки

Можно сделать договор краткосрочным, то есть заключить его менее чем на год. Как только срок закончится, документ потеряет юридическую силу или его можно будет прекратить по соглашению участвующих сторон. Только в этом случае признание договора недействительным позволяет вернуть все в первоначальное состояние, как указано в 167 статье ГК.

Если недвижимость находится не в собственности арендодателя, но у вас на руках имеются все необходимые документы, подтверждающие факт аренды, договор тоже будет признан ничтожным. Преимущество арендатора в этом случае – это возможность подать в суд на виновника сложившейся ситуации.

В процессе оформления искового заявления нужно указать требование по возмещению всех убытков, в том числе и упущенную выгоду. При подаче заявления стоит опираться на ГК, статья 15 и 12.

Заключение кабальной сделки между юрлицами несет за собой высокие финансовые риски. Например, случаи, когда предпринимателю грозит признание банкротства, и он готов принять предложение конкурентов о выкупе предприятия на невыгодных для него условиях.

Как показывает практика, сделка, заключенная между двумя организациями на невыгодных для одной стороны условиях, сложно признать кабальной. В первую очередь, здесь необходимо предоставить доказательства, что несущая убытки организация не имела других способов решения проблемы, кроме как заключить кредитный договор на невыгодных для себя условиях.

В соответствии со ст. 53 п. 3 ГК РФ сделка может быть признана кабальной, если после ее заключения потерпевшая сторона оказалась банкротом или была вынуждена присоединиться к более крупному предприятию. В данном случае заемщик, представивший необходимую доказательную базу, вправе потребовать от ответчика компенсацию за понесенный ущерб.

В случае с юридическими лицами не относятся к кабальным сделкам:

  • договора, заключенные вследствие опасения ухудшения экономической ситуации;
  • договора, заключенные в целях восстановления финансового состояния предприятия, снижение которого произошло вследствие просчета предпринимателя (вторая сторона не будет считаться заинтересованной использовать возможность в своих корыстных интересах).

В случае, если будет доказан факт невыгодности ситуации, а сделка будет признана недействительной, положение обеих сторон возвращается к первоначальному этапу: каждый из участников сделки должен вернуть контрагенту то, что он от него получил. Сделка при этом должна быть расторгнута, все действия, выполненные до момента оспаривания сделки, будут считаться незаконными.

Также, как вариант последствия кабальной сделки, является возврат в первоначальное состояние в одностороннем порядке. Такой порядок возможен в случае, когда кредитор заключает договор, преследуя корыстные цели, а средства ответчика будут конфискованы в пользу государства.

Исковое заявление о признании сделки недействительной подается:

  • иск более 50 тысяч рублей — в районный суд по месту жительство ответчика;
  • иск менее 50 тысяч рублей – мировому судье также по месту жительства ответчика.

Итоги

Историческое развитие кабальных сделок происходило схожим образом и в целом вполне вписывалось в картину становления права в европейских государствах. И в России, и в Германии внимание уделялось прежде всего процентному ростовщичеству; в обоих государствах кабальные сделки начинали преследовать уголовно-правовыми методами.

И в Российской, и в Германской империи по политико-правовым соображениям были приняты специальные законы о борьбе с ростовщичеством. Норма о кабальных сделках в проекте Гражданского уложения практически дословно повторяла § 138, II, ГГУ, мотивом внесения статей в кодифицированный акт было стремление сделать право более современным, социальным и справедливым.

После установления советской власти пути отечественного и немецкого законодателя разошлись. Различие проявляется уже в выборе модели регулирования. Так, в ГГУ ростовщическая сделка содержится в параграфе о сделках, противоречащих добрым нравам, и рассматривается как ее разновидность в доктрине. Начиная с ГК РСФСР 1922 г.

В Германии в результате трудностей в доказывании субъективной стороны кабальных сделок судебная практика выработала отдельный состав квазикабальных сделок, с собственным предметом доказывания. В России подобных тенденций не обнаруживается, но они не исключены, учитывая, что доктрина создает к тому предпосылки.

Вопросы круга сделок и субъектов, к которым применимы нормы о кабальных сделках, в российском праве, по сравнению с германским, не разработаны настолько, чтобы сориентировать судебную практику. В то же время нельзя не отметить, что в России не обошли вниманием вопрос о применимости норм о ростовщичестве к коммерсантам, высказываются мнения о необходимости толковать ст. 179 ГК РФ по-разному для граждан и для коммерческих юридических лиц.

О составе кабальной сделки в целом можно сказать следующее. Немецкая доктрина предлагает достаточно четкую структуру объективных и субъективных признаков как кабальной, так и квазикабальной сделки, а также ориентирует в выборе применимой нормы. Российские исследователи, как правило, ограничиваются перечислением указанных в ст. 179 ГК РФ признаков, единого их наполнения доктрина не дает. Некое толкование можно найти по крупицам среди множества источников.

Немецкое право, очевидно, склоняется к дифференциации последствий ростовщической сделки в зависимости от вида договора, в России практически все внимание к последствиям угасло после изъятия односторонней реституции из ст. 179 ГК РФ.

Предлагаем ознакомиться  Как правильно написать заявление на приватизацию квартиры, образец заполнения

Вместе с тем и перед немецким, и перед российским правом стоят одинаковые вопросы. Должны ли учитываться субъективные моменты либо право должно определять кабальность сделки исходя только из объективных предпосылок? Если субъективная сторона все же учитывается, то есть ли место для презумпции ее наличия?

Как определить стоимость предоставления, с которой осуществляется сравнение при рассмотрении кабальных сделок в суде? Наконец, какие последствия на самом деле должна влечь кабальная сделка: должен ли суд признать такой договор ничтожным в любом случае либо у суда может быть право вмешаться в договор и оставить его в силе на измененных условиях?

Все эти вопросы будут подробно рассмотрены во второй части статьи.

Появление состава кабальных сделок было продиктовано политико-правовыми соображениями, стремлением сделать право более социальным. Исторически развитие этого института происходило в России и в Европе схожим образом, российское право по пятам следовало за правом Германии. Но после установления в России советской власти пути этих правопорядков разошлись.

https://www.youtube.com/watch?v=pw7h6Jzsz6k

Были выбраны разные модели регулирования кабальных сделок: в Германии это специальный состав в общем правиле о сделках, нарушающих добрые нравы, в России — отдельная норма, которую законодатель не связывает со сделками, противными основам правопорядка и нравственности. В Германии появились квазикабальные сделки и опровержимая презумпция наличия субъективной стороны, если доказана объективная сторона, выраженная в особенно грубой форме. В России подобных инструментов пока нет.

Вопросы круга сделок и субъектов, к которым применимы нормы о кабальных сделках, в российском праве, по сравнению с германским, не разработаны настолько, чтобы сориентировать судебную практику. В то же время в России не обошли вниманием применимость норм о ростовщичестве к коммерсантам. Высказываются мнения о необходимости толковать ст.

179 ГК РФ по-разному для граждан и коммерческих юридических лиц. В этом есть рациональное зерно, учитывая, что норма исторически предназначена в первую очередь для граждан, заключающих сделки с предпринимателями, т.е. для тех, кто находится в слабой позиции и к кому, в отличие от субъектов-предпринимателей, не предъявляется высокий стандарт поведения и ответственности.

Признаки и примеры кабальной сделки

В России, в отличие от Германии, нет четкой структуры и единого наполнения признаков кабальной сделки. В результате суды, и прежде всего это касается судов общей юрисдикции, испытывают трудности в определении предмета доказывания и допускают ошибки в этом вопросе.

Вместе с тем в немецком и в российском праве круг проблемных вопросов идентичен.

Первый из них: можно ли определять кабальность сделки исходя только из объективных предпосылок? Утвердительный ответ означает возврат к доктрине позднего римского права laesio enormis. Однако опыт Австрии, в которой laesio enormis содержится в законе, показал, что только объективного критерия для защиты от чрезмерно обременительных договоров недостаточно.

Европейские унификации позволяют сделать вывод, что тенденция современных правопорядков — учитывать в таких сделках субъективные признаки наравне с объективными. С этой позицией следует согласиться. Прежде чем признать сделку кабальной, судья должен оценить, как соотносятся встречные предоставления, действовало ли обогатившееся лицо, зная о тяжелом положении контрагента, и учесть все обстоятельства заключения сделки.

Если субъективная сторона учитывается, то есть ли место для ее презумпции? Первое, что показывает немецкий опыт: использование презумпции требует детальной разработанности всего состава кабальной сделки, в первую очередь объективной стороны. Российская судебная практика демонстрирует отсутствие такой разработанности.

Второе, что демонстрирует немецкое право, — презумпция не может распространяться на все случаи заключения ростовщических договоров. В Германии, скорее, нивелирована не субъективная сторона за счет установления презумпции, а сама презумпция за счет увеличения случаев, когда она не применяется. Опыт Австрии и Швейцарии показывает, что применение нормы о кабальных сделках возможно без презумпции, с помощью учета и взвешивания всех обстоятельств заключения договора.

Кроме того, в Германии — стране с многолетней практикой оспаривания кабальных договоров универсальный для всех сделок и всех рынков порог, за которым наступает «явное несоответствие» и «кабальность», не выработался. Вопрос границы должен решаться не законодательным путем, а в судебной практике, причем дифференциацию границы в зависимости от рынка следует поддержать.

Проблема российской судебной практики по ст. 179 ГК РФ заключается не в том, что в норме нет презумпции или четкого объективного ориентира. Она кроется в отсутствии у судов понимания, какие элементы входят в состав кабальной сделки, неумении (нежелании, нехватке времени) суда толковать ст. 179 ГК РФ, приводить мотивы, по которым те или иные доводы сторон принимаются или отклоняются.

Введение презумпции, laesio enormis или его аналога не может ее решить, но может привести к механистичному применению ст. 179 ГК РФ. Эффективными могут быть разъяснения высшей судебной инстанции, какой ориентир использовать для сравнения с договорным предоставлением (рыночная цена), какие обстоятельства, помимо названных в ст.

179 ГК РФ, могут говорить о наличии чрезмерно обременительных условий для должника, о кабальности сделки (как минимум неопытность, слабоволие, легкомыслие — их толкование можно позаимствовать в немецком праве), что такое «использование» стечения тяжелых обстоятельств (не понуждение заключать сделку на невыгодных условиях, а, помимо собственно использования, знание или по грубой неосторожности исключение того, что контрагент вступает в крайне убыточную сделку только вследствие стечения тяжелых обстоятельств) и какие обстоятельства считать «тяжелыми» (здесь вновь можно воспользоваться наработками немецкого права).

Пожалуй, самый интересный вопрос в ростовщическом договоре касается не его состава, а последствий его заключения. Одновременно это именно тот аспект, в котором следование немецкому опыту было бы крайне нежелательно. Фактически в праве Германии на уровне судебной практики санкционировано игнорирование нормы о недействительности всей кабальной сделки для договоров аренды, которые сохраняются по максимально допустимой цене.

Если для анализа сделки на предмет кабальности гибкость — это большой плюс, то аргументы, которые приводятся в защиту различия правовых последствий в зависимости от вида сделки, едва ли можно считать достаточно убедительными. Критику вызывает не только различие в подходах к разным видам договоров, но и выбор общего правила.

Судебная практика на 2020 год

Признание договора или отдельных его частей кабальными в судебной практике встречаются, но нечасто. Для этого нужно правильно выстраивать доказательную базу.

Так, к примеру, на сторону потерпевшей стороны суд вставал в случаях, когда истец ссылался на монополизм контрагента на конкретном рынке. В 2005 году между двумя энергоснабжающими компаниями возник спор, по которому одна из них продавала второй энергию по невыгодной цене.

Заключить с кем-то другим договор у фирмы не было возможности. Суд принял сторону истца только в апелляционной инстанции.

В арендных отношениях не применяется кабальная сделка. Арендодатель вправе устанавливать любую плату за своё помещение и любой срок пользования им другими лицами. Суд отказывает в удовлетворении таких исков ввиду возможности арендатора всегда найти другое помещение.

В отношении кредитов тоже все непросто. Доказать факт того, что кредитор, выдавая деньги под большие проценты, знал о тяжелой ситуации должника невозможно. Даже если Вы взяли деньги не на покупку нового телефона, а на проведение жизненно необходимой операции.

2. Проблемные вопросы кабальных сделок 2.1. Должна ли учитываться субъективная сторона для признания сделки кабальной?

В первой части статьи было показано, что из-за трудностей в доказывании субъективной стороны кабальной сделки немецкая судебная практика выработала состав квазикабальной сделки. В нем не требуется доказывать умышленное использование неопытности, слабоволия, легкомыслия контрагента, достаточно лишь показать, что «обогатившаяся» сторона знала или хотя бы легкомысленно исключила (leichtfertig der Einsicht verschlossen hat), что «пострадавший» заключает сделку только из-за стечения тяжелых обстоятельств.

Анализ этих обстоятельств подтолкнул ряд немецких цивилистов к выводу о том, что субъективная сторона вовсе утратила свое значение и превратилась в фикцию {amp}lt;1{amp}gt;. И российские ученые вполне справедливо задаются вопросом, не всегда ли в экономике один использует нужду другого. Повышается спрос на благо — растет и его ценность, продавец старается извлечь максимум прибыли из сложившегося соотношения спроса и предложения.

Судебную практику обвиняют в том, что она затемняет субъективный критерий гораздо больше, чем проясняет его {amp}lt;1{amp}gt;. И вообще, недействительность не наказание за злой умысел, она касается сделки как таковой и применяется потому, что сделка противоречит правопорядку {amp}lt;2{amp}gt;.

Признаки и примеры кабальной сделки

Следуя этой логике, мы вынуждены остаться один на один с объективным критерием — явным (особо грубым) несоответствием в германском праве, крайне невыгодными условиями в праве России.

В первой части работы упоминалось, что особо грубое несоответствие имеет место при несоответствии встречных предоставлений приблизительно в два раза. О том, что на кабальность может указывать двукратный разрыв между встречными предоставлениями, говорит и российская судебная практика {amp}lt;1{amp}gt;. Ориентирование со стороны судов на кратное превышение цены привело цивилистов к мысли о возрождении доктрины laesio enormis {amp}lt;2{amp}gt;.

Критерий (дву)кратного превышения стоимости одного предоставления над другим хорош тем, что четко ориентирует судью. Но достаточно ли только этого критерия для того, чтобы назвать сделку кабальной?

Доводы, которые позволят ответить на этот вопрос, можно попытаться отыскать в родственной правовой системе, где упомянутое laesio enormis уже содержится в нормативном акте. Для этого подходит австрийское право {amp}lt;1{amp}gt;. В соответствии с § 934 Австрийского гражданского уложения {amp}lt;2{amp}gt; (далее — АГУ) («Возмещение убытков от сокращения стоимости вдвое»).

2.3. Как определяется несоответствие встречных предоставлений?

В первой части статьи уже говорилось, что нормы, реагирующие на убыточность договоров, в праве появляются тогда, когда эквивалентность предоставлений становится самостоятельной ценностью в обществе.

Неизбежный вопрос, который возникает при этом: что такое эквивалентность и существует ли она?

В юридической доктрине различают объективную и субъективную эквивалентность. Под объективной эквивалентностью понимают равноценность встречных предоставлений, которая определяется сравнением рыночных цен {amp}lt;1{amp}gt;. Под субъективной — представление сторон сделки о равноценности предоставлений, безотносительно к их объективной равнозначности {amp}lt;2{amp}gt;.

Нарушение субъективной эквивалентности, по мнению юристов, вызывается принуждением или ошибкой в стоимости предоставления, а нарушение объективной эквивалентности связано в первую очередь с заключением кабальной сделки {amp}lt;1{amp}gt;. В то же время существование объективной эквивалентности ставится под сомнение {amp}lt;2{amp}gt;. По всей видимости, на позицию ученых-юристов повлияла смена парадигмы в экономической теории стоимости.

До конца XIX в. была сильна теория объективной, справедливой стоимости материальных благ (intrinsic theory of value, theory of objective value), которая рассматривала стоимость как нечто внутренне присущее и принадлежащее благу. Но с конца XIX в. возобладала теория субъективной стоимости (subjective theory of value) {amp}lt;1{amp}gt;.

Большинство экономистов признало, что у благ не может быть объективной стоимости в отрыве от их редкости (избытка) и от субъективных оценок их полезности конкретными участниками сделок {amp}lt;2{amp}gt;. В цене договора отражается состояние спроса и предложения, редкость или избыток блага, его необходимость участнику сделки, другие обстоятельства;

Если развивать эту теорию дальше, то можно прийти к выводу о том, что кабальные сделки — это сделки, выгодные обеим сторонам, потому что из-за разницы в субъективных оценках стоимости предмета договора выигрывают оба участника. Слабая сторона получает желаемое благо (ценит его выше того вознаграждения, что пришлось заплатить), сильная — максимальное вознаграждение за это благо {amp}lt;1{amp}gt;. Если «перевести» это на юридический язык, то предоставления контрагентов в кабальной сделке субъективно эквивалентны.

Но исходя из данных выше определений «объективная эквивалентность» и «объективная стоимость» не называют одно и то же явление. Если объективная стоимость отвергнута как устаревшая экономическая парадигма, потому что у благ нет заранее определенной имманентной стоимости, то объективная эквивалентность имеет место постольку, поскольку для блага определима его рыночная цена {amp}lt;1{amp}gt;.

Вопрос, следующий из этого вывода, заключается в том, всегда ли рыночная цена определима. Ведь существуют, к примеру, уникальные объекты; в этом случае оборот на рынке не оценить просто потому, что он отсутствует. Кроме того, рыночную цену просто бывает очень трудно установить. Примером могут быть услуги, потому что объем и характер приложенных усилий чаще всего в каждом случае свой.

Российская доктрина и судебная практика, к сожалению, не дают ответа. В качестве вектора для размышления можно взять несколько решений немецких судов.

Логика судов, рассматривающих дела о кабальных договорах оказания услуг, в общем виде такова. Действительно, объем и характер услуг в каждом договор индивидуален. Тем не менее существуют принятые на рынке способы определения вознаграждения в таких случаях. Если вознаграждение в договоре в несколько раз отличается от вознаграждения, которое установлено с применением соответствующего способа, и не будет доказано, что договорная цена оправданна, то можно говорить о явном несоответствии.

Так, в одном из дел {amp}lt;1{amp}gt; Верховный суд Германии решал спор о кабальности договора по оказанию услуг, связанных с приобретением недвижимости (Immobilienbeschaffungsvertrag). В соответствии с данным договором общество обязалось представлять жилищно-строительному кооперативу (Wohnungsbaugenossenschaft) недвижимость как объект для инвестиций, а также консультировать его по предпринимательским и техническим вопросам в процессе инвестирования.

ЖСК в свою очередь обязался уплачивать обществу ежемесячное фиксированное вознаграждение, не зависящее от результата. По мнению суда, из содержания договора следует, что вознаграждение уплачивается не только независимо от результата, но и независимо от приложенных усилий, потому что предмет договора недостаточно определен (непонятно, что может требовать ЖСК).

В другом деле {amp}lt;1{amp}gt;, где рассматривалась соразмерность маклерского вознаграждения, суд исследовал, как оно образуется обычно, и сравнивал с условием о вознаграждении в спорном договоре. В договоре стороны согласовали размер вознаграждения в виде половины выручки, превышающей определенную сумму. Суд указал, что, как правило, маклерская комиссия — это процент от цены договора, и если в данном деле перевести согласованное сторонами вознаграждение в процентное отношение ко всей сумме сделки, то оно в несколько раз превышает обычный маклерский процент.

В результате суд применил доктрину «соразмерной пропорциональности» (angemessene Ausgewogenheit). В соответствии с ней в рассматриваемом деле маклер должен был доказать, что запрашиваемое им вознаграждение не находится в явном несоответствии с оказанными услугами, хотя и превышает обычно взимаемое вознаграждение в несколько раз.

Если предметом договора является уникальная вещь, то от суда также следует ожидать учета мнения экспертов. К примеру, в одном деле {amp}lt;1{amp}gt; речь шла о покупке старинных коллекционных карманных часов ручной работы. Вещь была не уникальная, но очень редкая (в мире насчитывалось всего шесть экземпляров таких часов).

Если заключается сделка, не имеющая аналогов, например, на рынке появляются кредиты и вклады совершенно нового вида, немецкие авторы предлагают обратиться к вторичному, более рисковому рынку в данной области в поисках отправных точек для определения рыночной цены {amp}lt;1{amp}gt;.

Предлагаем ознакомиться  Как купить землю у государства под ИЖС или бизнес по кадастровой стоимости

В Швейцарии возможное отсутствие рыночной цены предлагают компенсировать другими критериями: расходы по осуществлению предоставления (наряду с соразмерной прибылью), рыночная цена сравнимого предоставления или рыночная цена на сравнимом рынке {amp}lt;1{amp}gt;.

Это позволяет сделать вывод, что объективную величину, с которой сравнивается цена в предположительно кабальном договоре, можно установить как для редких (уникальных) благ, так и для невещественных.

Однако неверно утверждать, что если для всех благ можно установить рыночную стоимость, то можно также установить общий минимальный порог, указывающий на кабальность сделки. Это также демонстрирует немецкая судебная практика.

В первой части работы упоминалось, что в Германии суды выработали общее правило о порогах явного и особо грубого несоответствия. Однако «общее» не значит «универсальное». Из этого правила есть исключения, касающиеся распространенных договоров.

К примеру, в трудовых договорах предоставления явно не соответствуют друг другу тогда, когда фактическая заработная плата меньше 2/3 вознаграждения по коллективному договору о тарифных ставках, действующему в данной отрасли хозяйства {amp}lt;1{amp}gt;.

2.4. Последствия совершения кабальной сделки: недействительность или изменение договора?

И в российском, и в германском праве последствием заключения кабальной сделки является ее недействительность. Но более пристальное рассмотрение этого вопроса показывает, что на самом деле недействительность — только общее правило, которое к тому же постоянно подвергается критике: в России в меньшей степени, в Германии в гораздо большей.

Основным «конкурентом» выступает сохранение сделки в силе при условии снижения вознаграждения до некоего соразмерного уровня. В более общем виде выбор заключается в степени вмешательства суда в волеизъявление сторон: либо уничтожить договор, проигнорировав волю на его заключение, либо изменить его содержание и вторгнуться, таким образом, в волеизъявление сторон заключить договор на определенных условиях.

Мотивы к ГГУ комментируют § 138 так: «Судебному усмотрению дан такой простор, которого прежде не было в таких больших областях права. Ошибки не исключены. Учитывая добросовестность немецких судей, можно надежно положиться на то, что норма будет применяться только в том смысле, который в нее вложен» {amp}lt;1{amp}gt;.

По всей видимости, высказывание относится к неопределенности объективных и субъективных критериев, которую должен устранять судья в каждом конкретном случае применения § 138 ГГУ. Но касается ли это пояснение также последствий совершения кабальной сделки?

С одной стороны, в тексте параграфа четко сказано про недействительность всей сделки. С другой стороны, не все кабальные договоры признаются недействительными полностью. Некоторые договоры, как уже было сказано, суды оставляют в силе, уменьшая при этом их цену до некой соразмерной величины. На чем основан такой подход?

Чаще всего таким вопросом немецкие цивилисты задаются, сравнивая последствия кабальной аренды (Mietwucher) и ростовщического займа или кредита (Darlehenswucher, Kreditwucher). В первом случае суды применяют так называемую сохраняющую редукцию (geltungserhaltende Reduktion) и только уменьшают ставку арендной платы {amp}lt;1{amp}gt;.

При этом заемщик должен вернуть только сумму займа и только по истечении срока займа (кредита), проценты за пользование деньгами он не платит {amp}lt;1{amp}gt;. Заимодавец обязан возвратить все полученное, за исключением собственно суммы займа и половины платежей по страхованию возврата кредита (если страхование имело место) {amp}lt;2{amp}gt;.

Беспроцентное пользование заемными средствами объясняют политико-правовыми и юридическими соображениями.

Самый распространенный политико-правовой довод состоит в том, что сохранение за кредитором даже рыночного процента означает, что он частично преуспел в извлечении выгоды из тяжелого положения должника {amp}lt;1{amp}gt;. Тот, кто требует большие проценты, должен также учитывать риск превышения границы, за которой сделка признается кабальной, и, следовательно, несет риск неполучения вознаграждения за пользование капиталом {amp}lt;2{amp}gt;.

Юридический аргумент состоит в том, что к ростовщическим и подобным им займам (кредитам) применяется § 817 ГГУ («Нарушение закона или добрых нравов»), в соответствии с которым

если цель исполнения была определена таким образом, что вследствие его принятия получатель нарушил установленный запрет закона или добрые нравы, то получатель обязан к возврату полученного. Требование о возврате полученного отпадает, если исполнитель также виновен в нарушении, кроме случаев, когда исполнение заключалось в принятии обязательства; не допускается требование возврата предоставленного в целях исполнения такого обязательства.

§ 817 2 исключает требование из неосновательного обогащения: тот, кто своими действиями, нарушающими закон или добрые нравы, ставит себя вне правопорядка, не должен иметь защиты в виде требования о возврате неосновательно полученного {amp}lt;1{amp}gt;. Если бы заемщик был обязан уплачивать проценты, то ростовщик мог бы спокойно вести свою деятельность дальше, ведь ему в любом случае полагался бы обычный процент {amp}lt;2{amp}gt;, и § 138 потерял бы свою превентивную функцию.

Если применять эту норму к ростовщическим займам (кредитам) последовательно и в полном объеме, то ростовщику должно быть отказано не только в процентных платежах, но и в возврате отданных («предоставленных») взаймы денег. Это в свою очередь неосновательно обогатило бы должника. Чтобы избежать таких последствий и остаться при этом в рамках существующей догматики, немецким судам пришлось менять наполнение понятия «предоставление».

«Предоставляется» якобы не заемный капитал, а возможность им пользоваться в течение определенного срока {amp}lt;1{amp}gt;. Это обоснование не затрагивает вопрос процентов, но беспроцентность займа в этом случае доктрина объясняет ratio legis § 817 2 {amp}lt;2{amp}gt; либо акцессорностью обязательства по уплате процентов {amp}lt;3{amp}gt;.

В договорах аренды такой постановки проблемы нет. «Риск» ростовщика в аренде заключается в публичном штрафе {amp}lt;1{amp}gt;. Никаких гражданско-правовых последствий его действий, как, например, безвозмездной аренды до возврата вещи арендодателю (по аналогии с кредитом), нет {amp}lt;2{amp}gt;.

Есть несколько объяснений такому положению вещей. Первое объяснение — историческое.

В первой части статьи говорилось о том, что борьба с кабальными сделками начиналась и долгое время шла именно как борьба с ростовщическими займами. К таким сделкам § 138 ГГУ начал применяться сразу, как только появился. С кабальными арендами (жилых помещений) боролись иным путем: принимали специальные законы, в которых судам давалось указание применять сохраняющую редукцию.

Даже после того, как эти указания исчезли из законов, суды по инерции продолжали снижать арендные ставки {amp}lt;1{amp}gt;. Сейчас верхний барьер цены в договоре аренды жилых помещений, как и ранее, установлен специальным законом (§ 5 WiStG). Однако гражданско-правовые последствия заключения кабальной аренды в нем не указаны.

Эту норму суды считают «законодательным запретом» по смыслу § 134 ГГУ, который в свою очередь допускает такое последствие, как частичная недействительность сделки {amp}lt;1{amp}gt;. Снижение арендной ставки достигается за счет комбинации обеих норм. При этом ставка снижается не до рыночного уровня, а до «еще соразмерного» {amp}lt;2{amp}gt;.

Второе объяснение — политико-правовое. Первоначально желание сохранить договоры аренды было вызвано острой нехваткой жилья после мировых войн {amp}lt;1{amp}gt;. Затем сохраняющую редукцию оправдывали тем, что в случае недействительности сделки арендатору пришлось бы немедленно освободить занимаемую площадь и искать себе новую, чего допустить нельзя, ведь даже кабальный договор аренды ему удалось заключить с большим трудом {amp}lt;2{amp}gt;.

Отсутствие единства в подходах к аренде и кредиту активно критикуется в немецкой литературе.

Применительно к ростовщическим займам говорят, что пострадавшего от кабалы нужно защищать, но он не должен извлекать выгоду в виде безвозмездного пользования капиталом {amp}lt;1{amp}gt;. Его не нужно ставить в привилегированное положение по отношению к тем, кто уплачивает соразмерный или даже слишком высокий, но еще допустимый процент {amp}lt;2{amp}gt;. Заемщик по ростовщическому кредиту получает «незаслуженный подарок не небес, а ГГУ» {amp}lt;3{amp}gt;.

Против общей ничтожности ростовщического кредита говорит также то, что для «пострадавшего» наступают разные последствия в зависимости от того, была ли передана сумма займа. Если деньги не были переданы должнику, то он не вправе требовать их передачи, так как договор недействителен. Если же сумма займа была выдана, то должник получает ее на срок договора (признанного недействительным) беспроцентно {amp}lt;1{amp}gt;.

Последствия установления кабальной сделки через суд

В соответствии с п.3 ст. 179 ГК РФ, данное соглашение является оспоримым, это значит, оно может быть аннулировано в судебном порядке по заявлению пострадавшей стороны. В данном случае факт осознания им невыгодности принимаемых условий не является основанием для отказа в принятии иска.

Последствия недействительности зависят от конкретной ситуации и могут быть разными. Закон не устанавливает конкретных условий для применения той или иной меры, поэтому решение принимается на основании особенностей сделки, требований истца и иных существенных обстоятельств дела.

  • Применение двусторонней реституции.

Если суд принял решение о применении данной меры, это означает, что ситуация возвращается в изначальную позицию. Стороны возвращают друг другу все блага, полученные в результате заключения соглашения.

При этом возврат осуществляется в натуре, т.е. в неизменном виде. Если кто-то из участников уже реализовал полученное имущество, он должен вернуть его стоимость в денежном эквиваленте.

  • Применение односторонней реституции к виновной стороне.

В этом случае весь доход виновника от сделки обращается в пользу государства, за исключением той части, которая передается пострадавшему в качестве компенсации за понесенные убытки.

  • Прекращение обязательств на будущее.

При принятии судом подобного постановления, участники остаются в тех же отношениях, в которых пребывали на момент издания решения. Но при этом все обязательства по заключенной сделке с них снимаются.

Двойной просчет

В суде заемщик де–факто обвинил кредитора в ростовщичестве: предоставляя ссуду, он знал о тяжелых обстоятельствах клиента и злоупотребил ими. Обосновать процентную ставку кредитору не удалось. «Статус ИП не означает, что на него не распространяются гарантии защиты имущественных интересов, в том числе и при совершении сделок на крайне невыгодных условиях», — констатировал ВАС.

Какие документы нужны для начала судопроизводства?

Чтобы начать судебный процесс по признанию сделки кабальной, а значит, недействительной, нужно представить иск в районный суд, если сумма ущерба превышает 50 тыс. рублей. Если цифра меньше, дело рассматривается мировым судьей.

Ходатайство составляется в свободной форме с указанием следующих сведений:

  • Реквизиты получателя.
  • Данные истца и ответчика.
  • Описательная часть – описание процедуры заключения сделки и условий, к ней побудивших.
  • Требование признать сделку кабальной и недействительной с приведением законодательной базы.
  • Перечень приложения.
  • Дата, подпись.

Финансы и романсы

Вместе с тем юристы подчеркивают, что закон не предусматривает четких критериев. Поэтому на практике суды редко признают сделки кабальными. Так, ООО «Нерудас» и ООО «Теклагрупп» включили в контракт поставки песка неустойку в размере 1% в день (365% годовых) — более чем в 40 раз выше установленной ЦБ ключевой ставки.

Сославшись на свободу договоров, Арбитражный суд СПб и ЛО не счел условия сделки кабальными. Такие же решения были приняты по искам петербургских рекламных агентств против ГУП ГЦРР. Навязываемые Смольным договоры обязали операторов рынка уплачивать за каждый день задержки установки рекламных конструкций 10% от месячной арендной платы. «Если истец считал данное условие невыгодным, он был вправе не участвовать в торгах», — заключил арбитраж.

Юристы также убеждены, что главным критерием кабальной сделки является не столько невыгодность условий, сколько чрезвычайные обстоятельства, вынуждающие подписать спорный договор. «Это может быть, например, необходимость срочной операции. Необходимо также доказать, что кредитор знал о таких обстоятельствах и сознательно использовал их в своих интересах», — говорит руководитель аналитического направления «Прайм Эдвайс» Татьяна Терещенко.

Что расценивается как кабальность

Согласно предписаниям ГК РФ кабальная сделка – та, при которой одной стороной был заключен договор при наличии тяжких обстоятельств и с крайне невыгодными для себя условиями, на чем контрагент может нажиться. Если лицо, которое заключило кредитный договор, считает его кабальным, он обращается с иском, чтобы доказать его недействительность. Кабальность имеет такие признаки:

  1. Заемщиком берется займ в банке или МФО (заключается договор), но он при этом находится в тяжелом жизненном положении. Тяжелыми жизненными обстоятельствами согласно судебной практике является тяжелая болезнь, потеря источника дохода, срочная потребность в средствах, которая связано с личными проблемами, к примеру, необходимость оплатить лечение или реабилитацию члена семьи.
  2. Тяжелые жизненные обстоятельства и оформление кредитной сделки имеют прямую причинно-следственную связь. Договорные отношения вынужденные: без начала серьезных проблем в жизни не заключился бы договор.
  3. Договорные условия получатель посчитал крайне невыгодными для себя. Но этот момент следует доказать в судебном порядке. Если задолженность с обслуживанием условий договора не будет превышать 30-50% доходов лица, то доказать факт невыгодности условий практически невозможно. Оформляя исковое заявление, получатель кредита акцентирует внимание на запредельных процентах по займу или микрозайму. Сейчас на финансовом рынке этот показатель не превышает обычно 2.5% в сутки.
  4. Наиболее проблемным в доказательствах признаком является то, что финансовое учреждение знало или должно было знать, что заемщиком оформляется кредит под оказанием влияния трудных жизненных обстоятельств, поэтому лицо используется в корыстных целях, так как соглашается на невыгодные для себя условия.

Для того, чтобы был признан договор недействительным, должно сработать хотя бы 3 из 4 признаков. Но на практике, дальше двух пострадавшие стороны доказать не могут.

Нормативно-правовая база

Мероприятия, связанные с кабальными сделками, традиционно регламентируются Гражданским кодексом Российской Федерации. За эти моменты ответственны ст. 178, 179.

Согласно нормам, состав, установленный для того, чтобы сделка была признана недействительной и кабальной, включает заключение ее на невыгодных условиях. Об этом может явно свидетельствовать намеренное изменение цены договора. Совместно с этим присутствие данного обстоятельства не считается обязательным.

Источники